mishafurman: (Default)
На небе вороны, под небом монахи,
И я между ними в расшитой рубахе,
Лежу на просторе, легка и пригожа,
И солнце взрослее, и ветер моложе.

Меня отпевали в громадине храма,
Была я невеста, прекрасная дама.
Душа моя рядом стояла и пела,
Но люди, не веря, смотрели на тело.

Судьба и молитва менялись местами,
Молчал мой любимый и крестное знамя,
Лицо его светом едва освещало,
Простила его. Я ему все прощала.

Весна задрожав от печального звона,
Смахнула три капли на лики иконы,
Что мирно покоилась между руками.
Ее целовало веселое пламя.

Свеча догорела, упало кадило.
Земля застонав, превращалась в могилу.
Я бросилась в небо за легкой синицей.
Теперь я на воле, я Белая Птица-а-а-а-а-а-а.

Взлетев на прощанье, кружась над родными,
Смеялась я, горя их не понимая.
Мы встретимся вскоре, но будем иными.
Есть вечная воля, зовет меня стая.
mishafurman: (Default)
Болдинская осень

Везде холера, всюду карантины,
И отпущенья вскорости не жди.
А перед ним пространные картины
И в скудных окнах долгие дожди.

Но почему-то сны его воздушны,
И словно в детстве - бормотанье, вздор.
И почему-то рифмы простодушны,
И мысль ему любая не в укор.

Какая мудрость в каждом сочлененье
Согласной с гласной! Есть ли в том корысть!
И кто придумал это сочиненье!
Какая это радость - перья грызть!

Быть, хоть ненадолго, с собой в согласье
И поражаться своему уму!
Кому б прочесть - Анисье иль Настасье?
Ей-богу, Пушкин, все равно кому!

И за полночь пиши, и спи за полдень,
И будь счастлив, и бормочи во сне!
Благодаренье богу - ты свободен -
В России, в Болдине, в карантине...
mishafurman: (Default)

Чтобы закрыть тему, которой я касался в нескольких последних постах, хочу сказать еще, что,
среди авторов-исполнителей, кроме нескольких главных (для меня, о которых я упоминал) есть еще
немало тех, кто, хотя и другого ранга, но чем-то мне тоже дороги. Или, тем, что вызывают ностальгические
асоциации (скажем, Висбор или Клячкин) или написавших/спевших что-то, что мне особенно нравится
(что я совершенно не могу сказать так о всем их творчестве)...
Особое место в этой группе у меня занимает Ада Якушева. Большинство ее песен никак мне особенно не
нравится (хотя и приятно напоминают сиденье у костра в юности). Но несколько ее песен о любви как ничто другое
соответствуют моему определению любви, в котором главным является не стремление к власти, обладанию,
а готовность к жертве ради того кого любишь или ради того, чтобы быть рядом с ним/ней...
   "...всю себя измучаю, но стану я самою лучшею, по такому случаю ты подожди..."
Антипод этого из эстрады: "... если я тебя придумала, стань таким, как я хочу."
Чувствуете разницу?
Или "... стелить постель... только свети, свети...".
И задумываюсь я, что вообще, что в песнях, что в стихах о любви (от первого лица), найти такую ... антиэгоцентрическую
ноту очень нелегко.

mishafurman: (Default)

Я недавно упоминал здесь о том, что недавно переписал песни Окуджавы, взятые (переписанные) некоторое время назад
у кого-то (помню, что поблагодарил, но кто это был - не помню). Это был ЖЖ-шный человек, кажется из Израиля. Кроме
подборки Окуджавы, которая оказалась очень полной (немало незнакомых мне песен), там была еще и подборка Вертинского.
Я сейчас её слушаю и подборка тоже хороша: много песен, которые я очень давно не слышал, и незнакомые тоже есть.

И вспомнилось мне мое первое знакомство с этим жанром: оно началось тоже с Окуджавы и Вертинкого (кажется еще Лещенко, но он мне почти не запомнился). Это был примерно 1960 год (+-): в гости к Мите, моему брату, пришло несколько
друзей с магнитофоном и записями (кжется там был Леня Бондарчук, может и Валера Миленький). Мне было тогда,
соответственно около 12 лет и при моей тяге к технике я должен был больше всего заинтересоваться самим магнитовоном
(тем более, я видел этот аппарат вблизи тогда впервые). Но, как ни удивительно, в памяти больше остались именно песни!
И творчество и Вертинского и Окуджавы остались для меня значимы и любимы на всю жизнь. Позже к ним прибавилось несколько имен, но надо сказать, очень немного. Пожалуй на сравнимом уровне - только Александр Галич и Юлий Ким...

Только под старость начинаешь по настоящему оценивать влияние на собственное становление других людей, и для меня,
самый перый здесь был очевидно старший брат, Митя. Скажем, мои поэтические пристрастия также начались с увиденных
у него на столе самиздатовских Гумилева и Пастернака! Было это приблизительно в то же время - и опять же с годами не так много имен прибавилось к этому списку...

Вспомнился еще, 9 или 10-м класс - 7-й школы. Это первая школа, где я окунулся в несколько "элитную" компанию (хотя и предусмотрительн немного разбавленную из осторожности нашими учителями). И когда в каком-то разговоре я сравнил Гумилева и Вертинского, на что на меня набросились: как можно сравнивать крупного поэта и какого-то эстрадного певца - клоуна! А сейчас, в очередной раз слушая Вертинского, думаю, что они не правы. То есть паралели, конечно, не так и много (я. тогда имел в виду, некоторое пристрастие к экзотике). Но, в очередной раз, восхищаюсь Вертинским!

mishafurman: (Default)
Оловянный солдатик моего сына

Земля гудит под соловьями,
под майским нежится дождем,
а вот солдатик оловянный
на вечный подвиг осужден.

Его, наверно, грустный мастер
пустил по свету, невзлюбя.
Спроси солдатика: "Ты счастлив?"
И он прицелится в тебя.

И в смене праздников и буден,
в нестройном шествии веков
смеются люди, плачут люди,
а он все ждет своих врагов.

Он ждет упрямо и пристрастно,
когда накинутся, трубя...
Спроси его: "Тебе не страшно?"
И он прицелится в тебя.

Живет солдатик оловянный
предвестником больших разлук,
и автоматик окаянный
боится выпустить из рук.

Живет защитник мой, невольно
сигнал к сраженью торопя.
Спроси его: "Тебе не больно?"
И он прицелится в тебя.

1964
mishafurman: (Default)

Почему-то мне очень нравится эта фраза - определение :)
Вообще-то к творчеству Юрия Визбора я отношусь довольно сдержанно... Вернее,
двояко: с одной стороны его песни мне очень ностальгически дороги - я их слушал
(а иногда и пытался петь) в ранней юности, как правило у костра, в компании с
часто рядом с девушкой, которая мне нравилась... А потом - учился в институте
с сочиненным им гимном (правда, говорили что музыка была украдена из какого-то
псалма :)
Но, вслушиваясь в его песни - очень немногие из них на самом деле хороши...
Но эта строчка - каждый раз чем-то меня трогает.

Я его живьем никогда не видел, но помню вечер посвященный его памяти и творчеству
(из цикла, который вел Дм. Сухарев), где были многие из поэтов и не только поэтов -
его друзей, где на меня произвело впечетление то, как все его любили.

Были (наверное и сейчас есть) люди, которые притягивают к себе симпатии и любовь.
Из поэтов почему-то еще приходит в голову Михаил Светлов. Поэт он, как мне кажется, был
не самого высокого эшелона, но я не могу забыть как с любовью рассказывал о нем когда-то
Эля (Илья) Нусинов... Помню он цитировал его поговорки - одна из них: "Все мы верим в чистую
любовь и отсюда наши трипера :) ).
(Кстати со Светловым, кажется, дружил мой отец...).

mishafurman: (Default)
(http://poetrylibrary.ru/stixiya/all-156.html)

Вспомните, ребята, поколение людей
В кепках довоенного покроя.
Нас они любили,
За руку водили,
С ними мы скандалили порою.

И когда над ними грянул смертный гром,
Нам судьба иное начертала -
Нам, непризывному,
Нам, неприписному
Воинству окрестного квартала.

Сирые метели след позамели,
Все календари пооблетели,
Годы нашей жизни как составы пролетели -
Как же мы давно осиротели!

Вспомните, ребята,
Вспомните, ребята,-
Разве это выразить словами,
Как они стояли
У военкомата
С бритыми навечно головами.

Вспомним их сегодня всех до одного,
Вымостивших страшную дорогу.
Скоро, кроме нас, уже не будет никого,
Кто вместе с ними слышал первую тревогу.

И когда над ними грянул смертный гром,
Трубами районного оркестра,
Мы глотали звуки
Ярости и муки,
Чтоб хотя бы музыка воскресла.

Вспомните, ребята,
Вспомните, ребята,-
Это только мы видали с вами,
Как они шагали
От военкомата
С бритыми навечно головами.
1977
mishafurman: (Default)
Хотел найти какое-то стихотворение Бродского и зашел на:
http://www.lib.ru/BRODSKIJ/brodsky_poetry.txt
А там - очень полное собрание включая много ранних стихов - больше чем я знаю... Пол часа не мог оторваться - не
перечитывая, а просто глядя что там есть.
Как каждый раз - с легким чуством вины по отношению к нему: он не раз (говорят) говорил, что хотел бы, чтобы этой
ранней серии стихов не было. Правда единственный раз, когда я был на его публичном выступлении (в BU, незадолго до его
смерти) отвечая на прямой вопрос из зала он, хотя и сказал что-то подобное, но продолжил, сказав что он недавно перечитил
свои ранние стихи и считает, что стыдиться там нечего (я не уверен в точности слов).
И еще вспоминал, как в 1965(?), в 9-м или 10-м классе сидя гдето недалеко от Нины (теперь тоже покойной) я увидел
у нее открытую тетрадку с переписанными от  руки стихами. И когда я ее попросил, она (возможно не без калебаний - мы были
с ней знакомы год или менньше) дала ее мне почитать. Она начиналась, кажется, с "Он верил в свой череп. Верил...". Имя автора она
мне сказала, кажется, позже.

Profile

mishafurman: (Default)
misha furman

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
111213141516 17
1819202122 2324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 06:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios